Югорчанка Дарья Виролайнен — триумфатор биатлонного января-2015! Интервью и фотогалерея!

Самая успешная биатлонистка России 2015 года Дарья Виролайнен, представляющая ХМАО-Югру, рассказала корреспонденту «Совспорт/Weekly» Дмитрию Егорову, как нарушила детское обещание, данное самой себе во время путешествий по сборам вместе с мамой, трехкратной олимпийской чемпионкой Анфисой Резцовой.

ДАША
В семи из восьми последних гонок на Кубке мира не было россиянки быстрее, чем Виролайнен. Она не проезжала мимо двадцатки, а в Антерсельве взяла серебро. Неожиданные результаты не выглядело натужно, случайно или комично. Напротив: Виролайнен может быть еще быстрее, точнее, мощнее. Только вот в свой потенциал, в «могу» Даша только-только начинает верить.
Она часто повторяет, что считает себя очень спокойным, не способным на сумасшедшие действия, достижения, решения. И это нормальная реакция ребенка, мама которого не просто олимпийская чемпионка в двух видах спорта, но, наверное, одна из самых шебутных и энергичных женщин в России вообще.
На фоне пламени Анфисы Резцовой Даша часто не умела выделять свои подвиги. Для нее родить в 18 – дело само собой разумеющееся. Закончить со спортом? «Ну и что»? Вернуться в биатлон и зацепиться за финансовую помощь Ханты-Мансийска, который помог даже в тяжелый период? «Обычно». Попасть в сборную? «Нормально». Выиграть серебро на дебютном этапе Кубке мира в спринте? «Чудо. Ну это просто повезло, я не при чем».
Впрочем, Виролайнен меняется. Она уже начинает говорить неосторожные вещи, которые, впрочем, с хорошей долей вероятности все-таки могут сбыться.
— Есть предчувствие, что когда-то прорвет, — говорила Даша после Рупольдинга. Ходу вокруг да около, но из-за дурацких ошибок – вне призов. Особенный момент должен прийти.
И он пришел 24 января – в двойной день рождения российского биатлона. Утром Даша позвонила президенту СБР Александр Кравцов, и они поздравили друг друга. Ей стало 26, ему – 62. Подарками обменивались уже вечером, после того как Виролайнен выиграла серебро в преследовании Антерсельвы.
— В день рождения бежала в первый раз, — сказала Виролайнен. – Ощущения обычные, разве что повезло и впрямь чуть больше, чем в последних гонках.

— Кто вас первым поздравил?
— Папа. Потом уже мама, сестры, муж.

— А как же сын Даниэль?
— А он вообще молодец. Отдельно порадовал. Звонит мне уже ближе к вечеру:

— Мама, поздравляю тебя с медалью. Как ты хорошо пробежала!!!
— Спасибо! А ты гонку смотрел?
— Ну мама, по правде говоря, перепутал, когда она начинается… Но включил последние пять минут – видел, как ты финишируешь…А я тебя не только с серебром поздравляю, но и с днем рождения.
— Ох как хорошо. А стишок какой-нибудь для мамы выучил!?
— Ну вообще-то я не успел. Вспомнил, что у тебя день рождения, только когда об этом по телевизору сказали…

— Зато какой он у вас честный.
— Да он ребенок еще, чтобы маме врать. В первый класс в этом году пошел. Скучаю по нему жутко.

— Александр Кравцов назвал ваше второе место «подарком» и пообещал исполнить любое желание. Мы, кажется, понимаем, чего вы можете попросить.
— Увидеть семью, конечно.

— Сесть на чартер – и прямиком в Химки?
— Это был бы идеальный вариант. Но у нас еще сбор в Риднау. Сама понимаю, что останавливать работу нельзя. Так что все празднования были сугубо в команде. Хозяин гостиницы в Антерсельве подарил часы, девчонки удивили красивыми тортами с моим изображением. Посидели, пообщались немного, а уже в 7 вечера по номерам разошлись. Утром эстафета была (в эстафете Виролайнен бежала второй этап. За свой отрезок она отыграла четыре позиции(с 6 по 2) и минуту отставания от лидеров — прим. Ред.)

МАМА

— Сын не обижается на маму за то, что ее месяцами нет дома?
— Он не говорит, что обижается, конечно. Но чувства его понимаю…Знаете, мне часто встречаются люди, которые подходят, обнимают: «Дашенька, какая ты большая уже! Помнишь, как нянчились с тобой?!». Понимаете, о чем я?

— Вас воспитывал весь российский биатлон?
— Да, когда мама возила с собой на сборы. Только этих людей я уже не помню.

— Анфиса Анатольевна совсем мало внимания уделяла?
— У нее на всех времени хватало. Потренируется, бежит за грибами, меня нянчит, готовит суп, кормит всех. Мама – это сгусток энергии. Она, может, за свою жизнь кашельнула пару раз, даже в кровати никогда не лежала. Здоровье у нее от природы уникальное. Я совсем другая. Нужно, чтобы за мной поухаживали, посидели у постельки.

— Вы с мамой мало похожи?
— Противоположности. Она — эмоция. Я – спокойствие. Она огонь, мы с папой – вода.

— Тушите пожар?
— Потушить маму нереально. Никому в мире это еще не удавалось. Она меня знаете как поддерживает? Звонит после неудачных гонок: «Может, ты это, вещички-то соберешь – и домой, раз толку нет». Потом еще сестра добавляет: «Привет, неудачница». Вот они похожи – и шутят одинаково.

— Ваша сестра на спор надела нижнее белье поверх костюма. Вы так сможете?
— Нет. А еще не смогу прыгнуть с парашютом и сделать что-нибудь еще опасное.

— То есть, с такими мамой и сестрой тяжело.
— Нет. В серьезных делах мама не только всегда рядом, но и дает мне самой выбирать, как жить дальше. Не тиранит. Например, в желании рожать и вернуться в биатлон – она меня поддержала.

ДАНИЭЛЬ

— Тяжело было вернуться в спорт после рождения Даниэля?
— Я же в детства всегда думала и обещала, что уйду из спорта, если появится ребенок. Мама должна быть рядом…Но все произошло рано (Даниэля родился в Дарьи и лыжника Романа Виролайнена родился, когда девушке было 18 лет, прим. Ред.). Получается, что и бросать толком нечего было.

— А как вам пример француженки Дорен-Абер? Про нее ведь анекдот ходит: «Пришла Мари на стрельбище с животом, отстрелялась, убежала без живота…Но с ребенком».
— Она ведь и на девятом месяце тренировалась. Не поддерживаю и не понимаю, зачем так рисковать?

— Задумывались, что раннее материнство сыграло вам в плюс? Никакой сборной, никаких этапов КМ – на ребенка время было.
— Так ведь я его грудью кормила больше года. Хотя думала бросить через месяц. Боль была страшная, но помогла опять мама. «Терпи!» — повторяла. Ну я и терпела, потом привыкла и полноценное кормление Даниэлю устроила.

— Сейчас он с бабушкой живет?
— Раньше его с родителями оставляла, потому что детский садик был рядом с их домом. А сейчас приходится нанимать няню: она и воспитывает, и готовит, и убирает. Хотя все это я с радостью делала бы сама.

— Даниэль уже занимается спортом?
— Лыжи, брейк-данс, в баскетбол хотим отдать. Кстати, танцы ему быстро надоели, а вот кататься обожает. Чуть снег выпадет – все, бежит с лыжами. Гены, наверное. А еще насмотрелся трансляций и кричит: «Буду биатлонистом».

— Он и стрелять умеет?
— Папа в Химках комплекс с тиром открыл. Так что практика есть. Попадает.

— Такими темпами, вы можете в одной сборной оказаться. А что, когда Даниэлю станет 18 – вам будет каких-то 36?
— Не-не, обойдусь. До 36 бегать точно не буду. Поставила перед собой цель – Олимпиада-2018 в Пхенчанге. Закончу карьеру в 30 и буду еще рожать: двух, трех, четырех. Мне очень хочется много деток…Только надо у мужа спросить еще: как ему такая идея?

«МАШИНЫ»

— В день, когда вы выиграли серебро в Антерсельве, из спорта ушла Ольга Зайцева.
— Намекаете, что я эстафетную палочку перехватила?

— А что? Красивая ведь история.
— Ну да. Выиграть сколько Зайцева? Думаю, это реально…Ой, хотя я тут погорячилась. Сказала сейчас, а потом люди вспоминать будут. Сколько, кстати, Оля выиграла?

— Два олимпийских золота и серебро в эстафете, была второй в масс-старте.
— Это мне очень постараться надо в Пхенчанге, — смеется Виролайнен.

— Еще восемь медалей чемпионатов мира. Три золотые.
— Ну так у меня еще три чемпионата мира в запасе. Нормально… — загорается Виролайнен. – Ой, опять я переборщило. Вылетело. Люди ж подумают, что гонку пробежала нормально – и все, звезду поймала.

— Год назад, когда мы делали с вами интервью после крутого дебюта на Кубке мира (Виролайнен сходу выиграла серебро в спринте — Ред.), вы 11 раз сказали слово неуверенность, 6 – скромность, 5 – чудо. А сейчас сдерживаете уверенные порывы.
— События в Поклюке и впрямь для меня были чудом. Это был какой-то испуг, который меня вывел на второе место. Я ж всего-то хотела попасть в 60.

— Что сейчас изменилось?
— После серебра в Антерсельве уже не думаю, что произошло чудо. Выше крыши не прыгаю уже. Понимаю, что бороться можно со всеми. Кроме, наверное, Макарайнен и Домрачевой. Ну так они реально машины. Особенно Даша.

— У вас есть резервы, чтобы догнать Домрачеву?
— У нее идеальная техника хода. Но, вы что, думаете, мы не пытаемся повторять? Пытаемся! Только вот выходит еще хуже. Думаю, у нее какой-то уникальный толчок ногами. Посмотрите, даже Кайса пыжится в подъем, а Домрачева пишет красиво, почти без усилий.

— Кстати, вы, Домрачева, Макарайнен – хрупкие девушки, которые бегут быстрее, скажем так, машин форменных.
— По-моему, легче, когда ты за собой ничего лишнего не тянешь(на последнем круге эстафеты Виролайнен отыграла 17 секунд у Габриэлы Соукаловой, которая летом прибавила больше 10 кг). Важна мышечная масса. Вот у Кайсы с Домрачевой все в порядке. А меня тренеры ругают, мол, как так можно было раньше работать. Вот вам и резерв. Это только один, но уже такой важный. А еще есть техника, стрельба, да что угодно.

— То есть чуть поработать – и эстафетная палочка от Зайцевой и впрямь будет принята?
— Да я точно погорячилась. Вы же меня на эти слова как-то сами вывели. Не надо было так. Что люди подумают, — говорит Виролайнен. И в этом ее «погорячилась» и «люди подумают» — очередной резерв, который уже скоро может раскрыться.

Источник: Biathlon.ru

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *