Раубичи – историческое место. Здесь начинался советский биатлон

Читать об истории биатлона всегда увлекательно, поэтому представляем Вашему вниманию  о главных международных стартах планеты, которые проходили впервые в СССР. Три раза чемпионаты мира проводились в “Раубичах” — в 1974, 1982 и 1990 годах. И именно об этих первенствах будет сегодня наш рассказ.

1974-й: впервые в СССР

Этот чемпионат носил 13-й порядковый номер, но никакой мистики или неприятностей во время него не случилось. Если не считать таковыми полное отсутствие снега в январе, туманы и теплую погоду — до плюс пяти градусов. Все это доставило немало хлопот организаторам. Студенты тогдашнего института физкультуры были массово брошены на северные склоны собирать уцелевший после атлантического циклона снег. Его грузили в самосвалы и везли в “Раубичи”, чтобы хоть как-то скрасить открывавшуюся взору нелицеприятную картину серых проталин и гор строительного мусора. Вид “Раубичи” еще за месяц до старта имели действительно не важный. Весь спорткомплекс к чемпионату мира возводился с нуля, и недоделок хватало. О ландшафтном дизайне в ситуации аврала и цейтнота думать было некогда, и снег ожидали как небесную манну, чтобы он накрыл окрестности своим белым покрывалом и скрыл таким образом все шероховатости. Уж не знаю, каким богам молились члены белорусского политбюро и представители свыше двадцати строительно-монтажных предприятий различных министерств и ведомств, но с ситуацией удалось справиться на ура: на исходе зимы (а чемпионат начался в последних числах февраля) вдруг похолодало и завьюжило — не первенство получилось, а сказка. Закрывая соревнования, президент Международного союза современного пятиборья и биатлона г-н Тофельт светился, как начищенный самовар, и расточал комплименты: говорил, что видал на своем веку много стартов, в том числе и олимпийских, но от белорусского гостеприимства остался в полном восторге. “Безупречно!” — подвел он черту, и в знак согласия с такой оценкой раздались и долго не смолкали бурные аплодисменты.

К “Раубичам” было приковано в те дни внимание всего СССР — это были первые соревнования такого уровня на просторах великой и могучей державы и каждый день по центральному телевидению шли репортажи (в цветном изображении!).

Как это ни удивительно, но советские биатлонисты общий медальный зачет выиграть не сумели. Победили финны, а их лидер Юхани Суутаринен “озолотился” в обеих личных гонках — индивидуальной и спринте. Короткая гонка, кстати, впервые была включена в программу чемпионатов мира именно в “Раубичах”, так что в этом смысле наш спорткомплекс тоже навсегда вошел в историю. Более того, советские спортсмены пролетели мимо пьедестала во всех личных гонках, а потому в эстафете им отступать было уже некуда.

В то время одновременно проводились чемпионаты мира среди юниоров и взрослых, а потому программа соревнований в “Раубичах” растянулась на шесть дней. Тем более что перед этим советский квартет семь раз подряд становился в этом виде программы сильнейшим. Александр Ушаков, Александр Тихонов, Юрий Колмаков и Николай Круглов хотя и не без приключений (Круглов на последнем этапе намазал на обоих рубежах и едва не пропустил вперед финна Иколу), но победную традицию сохранили. Чему были несказанно рады, а никогда не державший слов в кармане Тихонов на пресс-конференции заявил, что восьмая победа советской эстафеты подряд — не предел. “Будет и девятая”, — пообещал он. Увы, через год в Антхольце сборная Финляндии взяла реванш: на последнем этапе Хейки Икола таки опередил Круглова. В составе той команды уже не было Колмакова, место которого занял Александр Елизаров.

1982-й: не футболом единым

В феврале болельщики даже представить себе не могли, что осень 1982-го подарит им незабываемую сказку — футболисты под управлением Эдуарда Малофеева удивят всю страну, став чемпионами СССР. А пока все внимание было вновь приковано к “Раубичам” — спустя всего восемь лет в белорусской Швейцарии вновь собрались лучшие гонщики мира. Спорткомплекс к этим стартам усовершенствовали и модернизировали: поставили новые мишени, табло, осовременили пресс-центр и информационное обеспечение. В общем, от передовых мировых тенденций не отставали.

Как раз в те годы установки для стрельбы стали приобретать современный вид. Раньше спортсмены стреляли по настоящим тарелочкам, которые от попадания пули разбивались, по стеклянным шарам и даже по воздушным шарикам. Все это иногда доставляло большие неудобства. Случалось, что спортсмены запутывались в телефонных шнурах, которые черными узкими змейками вились поперек трассы, других средств коммуникации не было, так что приходилось эти неудобства терпеть. Но в 1982-м уже наступала новая эра и “Раубичи” предстали ее изящным воплощением!

В отличие от прошлого чемпионата проблем со снегом не было, но погода вновь преподнесла сюрприз. На сей раз ударили такие морозы, что организаторы были на грани отмены первой гонки — индивидуальной на 20 километров. Утром градусник показывал минус 25, тогда как стартовать можно, только если мороз не ниже двадцати по Цельсию. Впрочем, зрителей холод не смутил — их вновь набилась “полная коробочка”, так что отступать было некуда: в протокол записали “19 °С” и дали старт!

Одним из основных фаворитов состязаний был наш Виктор Семенов — пермский лыжник, в 1976 году перебравшийся в Минск и взявший винтовку в руки. Он и по лыжне шел шустро, и стрелял метко. Увы, триумфа не случилось. Промазав три раза, Семенов пришел к финишу седьмым — лучшим из советской команды, но далеко не с тем результатом, на который рассчитывал.

Две бронзы — это был весь улов сборной СССР на том чемпионате мира (в спринте третьим был Владимир Аликин). В общем зачете советскую команду опередила мощная бригада из ГДР, в которой блистал Франк Ульрих, и норвежцы во главе с Эриком Квальфоссом. В турнире юниоров блеснул Юрий Кашкаров, выигравший золото и бронзу, — “Раубичи” зажгли звезду будущего олимпийского чемпиона и пятикратного чемпиона мира. Был среди подающих надежды и белорус Андрей Иеропес (4-е и 5-е места в личных гонках), но полностью раскрыть свой талант ему не удалось. Впрочем, это тоже совсем другая история.

1990-й: замыкая круг

Начало лихих 1990-х. Челночный бизнес и тотальный дефицит. СССР на грани развала, но в феврале в Минске все проблемы отошли на второй план, хотя очередной модернизацией “Раубичей” к третьему в их истории чемпионату мира занимались уже не государственные предприятия, а кооперативы и кооператоры. НЭП конца ХХ века имел очень специфические черты, но сейчас не об этом. Турнир был организован на очень высоком уровне, однако погода, похоже, стала главным бичом зимних соревнований в Беларуси. Февраль в тот год выдался совсем неморозным, температура ниже нуля не падала вовсе, а снега было не сыскать днем с огнем.

Тем не менее его каким-то чудом по сусекам наскребли, но удержать при аномальных плюс пяти было делом немыслимым — трассы таяли, как эскимо в летнюю жару. Прибывшие в Минск участники из 25 стран (126 мужчин и 61 женщина) были явно озадачены: чемпионат все-таки не летний, а зимой у нас и не пахло. Вновь под сводами “Раубичей” звучал “Марш биатлонистов”, написанный Игорем Лученком еще к чемпионату-1974, но ощущение праздника все-таки было неполным.

Тем не менее индивидуальные гонки у мужчин и женщин состоялись. И выявили тотальное преимущество советских спортсменов — наконец-то удача в “Раубичах” им улыбнулась. У девушек первое и второе место заняли Светлана Давыдова и Елена Головина, а мужчины и вовсе забронировали за собой первые четыре строки итогового протокола: Валерий Медведцев, Сергей Чепиков, Анатолий Жданович и Юрий Кашкаров. Как всегда, не обошлось в составе советской команды и без белорусов. В общей заявке на соревнования значилась Светлана Парамыгина, для которой “Раубичи” тоже стали началом большого пути в биатлоне. В 1986 году на первом женском этапе Кубка Европы (Кубок мира у мужчин параллельно проходил тут же), Светлана, совсем зеленая и неопытная биатлонистка, превосходно выступила на еще слишком длинной для нее “пятнашке”, с головокружительным подъемом к трамплину и жутким ледяным спуском с обратной стороны горы. Обыграв многих членов сборной Советского Союза, Парамыгина финишировала 6-й. Она всегда гордилась тем, что умела справляться с волнением родных трибун и неизменно выступала дома лучше, чем была на тот момент готова. Однако в 1990—м году тренеры шанса ей не дали — на трассу наша лучшая на тот момент биатлонистка так и не вышла. 

За годы своей истории “Раубичи” изменились до неузнаваемости.

Когда мужчины заканчивали гонку, небо над “Раубичами” нахмурилось и на трассу пролился настоящий ливень. Потоки воды в считанные минуты слизали весь остававшийся на склонах снег, а ртутный столбик градусника ушел за десятиградусную отметку выше нуля. На экстренном заседании оргкомитета и капитанов команд было принято решение чемпионат мира завершить. Спринтерские, командные гонки и эстафета среди женщин были проведены в рамках этапа Кубка мира в норвежском Холменколлене. Мужская эстафета также на этапе Кубка мира прошла в финском Контиолахти.

После первенства-1990 “Раубичи” долго находились в запустении. Нов 2015-м году спорткомплекс вновь преобразился после капитальной реконструкции, вернув себе былой цвет и величие.

Источник: SB.BY

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *